pb.buhgalteria.ru

Налогоплательщику простили ошибку госорганов

Постановление Конституционного суда РФ от 28.02.2019 № 13-П

Обстоятельства спора

Согласно пункту 3 статьи 391 Налогового кодекса РФ, налогоплательщик-организация самостоятельно определяет налоговую базу по своей земле – для этого нужно использовать сведения из Государственного кадастра недвижимости (ГКН) о каждом принадлежащем ему земельном участке. Именно так и поступило тамбовское ООО, когда платило налог за 2015 год.

Но у налоговой службы возникли претензии. Для своих расчетов ИФНС использовала не сведения из кадастра, а кадастровую стоимость земельных участков, установленную на 1 января 2014 года постановлением администрации Тамбовской области «Об утверждении результатов государственной кадастровой оценки земель населенных пунктов на территории Тамбовской области». Пересчитав стоимость, налоговики доначислили компании земельный налог за 2015 год в размере 513 637 рублей и пени – 103 976 рублей.

Решения арбитражных судов

Арбитражный суд Тамбовской области с доначислением налога согласился. Судьи пришли к выводу, что в ГКН были указаны неправильные и устаревшие данные о стоимости участка. Постановление администрации было опубликовано в установленном порядке и вступило в силу еще в конце 2014 года, а результаты оценки стоимости земли, указанные в нем, подлежали применению для расчета налога с 1 января 2015 года. Суды апелляционной и кассационной инстанций с таким подходом согласились.

Позиция налогоплательщика

После этого компания оспорила норму статьи 391 НК РФ, которая позволила возложить на нее «неблагоприятные последствия» ошибки в кадастре, в Конституционном суде. По мнению заявителя, оспариваемое законоположение не соответствует статьям 1, 2, 6, 8, 17, 18, 19, 34, 35 и 55, поскольку позволяет правоприменительным органам произвольно определять кадастровую стоимость, подлежащую учету при исчислении и уплате земельного налога.

Вывод Конституционного суда РФ

Конституционный суд пришел к выводу: налогоплательщик не должен доплачивать из своего кармана, если он правильно посчитал налог на основании ошибочных данных из кадастра. Именно государство обязано обеспечить достоверность сведений, которые предоставляются налогоплательщику-организации для целей налогообложения. То есть налогоплательщик не может и не должен нести «бремя неблагоприятных налоговых последствий» в случае ошибки госоргана.

Налогоплательщик в целях организации планирования хозяйственной деятельности должен быть заблаговременно осведомлен о составе и содержании своих налоговых обязательств, с тем чтобы иметь возможность заранее учесть связанные с этим затраты в рамках расходов на осуществление экономической деятельности. Затраты на уплату фискальных платежей не должны носить внезапный характер, выступая в качестве непреодолимого препятствия для реализации экономической свободы.

«Какие-либо действия, которые повлекли включение в государственный кадастр недвижимости неактуальной, по мнению налогового органа, кадастровой стоимости, сами по себе не могут служить безусловным основанием для изменения порядка определения налоговой базы по земельному налогу, а также влечь доначисление налогоплательщику сумм недоимки и пени, при том, что он не совершал каких-либо недобросовестных действий, направленных на уклонение от уплаты налога», – указано в постановлении КС РФ.

С учетом этого Конституционный суд РФ признал норму Налогового кодекса не противоречащей Конституции, но толкование, данное статье в этом деле, становится общеобязательным. А дело подлежит пересмотру.



Распечатать